среда, 25 января 2017 г.

Новый-старый фильм. Рецензия на фильм «Молчание»

XVII век. Япония. Жестокие гонения на христиан достигли своего апогея. Двое католических священников из Португалии, Себастьян Родригез (Эндрю Гарфилд) и Франциско Гаррупе (Адам Драйвер), инкогнито пробираются в Японию, чтобы найти своего духовника Криштована Феррейру (Лиам Нисон), который пропал без вести во время гонений. Они начинают миссионерскую деятельность в паре деревень попутно наблюдая за невыносимыми страданиями японцев, принявших христианскую веру и готовые за нее умереть.
«Молчание» - новый-старый фильм Мартина Скорсезе. Замысел экранизировать роман Сюсаку Эндо с одноименным названием пришел в голову мастера еще в далеком 1988 году. Но из-за множества обстоятельств и перипетий (о которых обстоятельно написано в статье «Ревизия долгостроя: «Молчание» Мартина Скорсезе https://www.kinopoisk.ru/article/2869256/) реализация проекта откладывалась  в долгий ящик под гул судебных тяжб . Но хороший замысел в хороших руках с годами становится только лучше и «Молчание» тому пример. Обстоятельное, детальное полотно с медленным, обволакивающим ритмом, который погружает тебя в кинематограф, которого больше не существует. Меньше всего ожидаешь увидеть такую картину в 2017 году. Возможно именно киноязык, на котором говорит в своем фильме Скорсезе, делает «Молчание» каким-то интимным и очень личным высказыванием автора.
www.kinopoisk.ru
Удивительно, что «Молчание», которое должно было появиться на свет после «Последнего искушения Христа», по воли судеб, стала финальной частью трилогии Скорсезе (в середине еще был «Кундун») о вере и это обстоятельство стало настолько логичным и закономерным, что сложно представить, если бы все сложилось иначе. И вот здесь возникает удивительный  парадокс , что фильм по духу из прошлого отлично встает в современность в контексте творчества Мартина Скорсезе.
Молчание в «Молчании» во всем. Предельно аккуратное отношение к звуку, подчеркнутое полным отсутствием музыки. Шумы и звуки  - это отдельный пласт, важнейший инструмент для Скорсезе. Вдруг возникает невыносимый стрекот сверчков, колышется трава, шумит вода, бьющаяся об скалы. А в другой момент почти абсолютная тишина, где-то совсем вдалеке скрип колес и из дымки в деревню въезжает процессия во главе с безжалостным инквизитором Иноуэ чьи, построенные на аналогиях, диспуты с Родригесом о геополитике и теологии отдельный плюс картины.
По мере движения сюжета можно проследить трансформацию центральной темы, вынесенной в название фильма. В начале падре Родригес удивляется тому, что угнетенные крестьяне, принявшие христианство, молчат и терпят все издевательства со стороны инквизитора. Но чем дальше Родригес погружается в мир христиан в Японии, тем больше у него возникает вопросов к Богу и есть ли Он. Почему Он молчит, наблюдая за страданиями своей паствы? И когда проходит кульминация, герой приходит к молчанию во спасение. Сломить свое эго и в первую очередь подумать о прихожанах.
При всей этой, казалось бы идиллии, возникает один очень важный вопрос. А для кого этот фильм? Многие современные зрители не оценят неспешности повествования, отсутствие музыки, скрупулёзности в деталях (особенно это касается жестоких пыток)  и прочих атрибутов этого нового-старого фильма, который по-настоящему требователен к зрителю. «Молчание» - это не высказывание, а скорее попытка разобраться в себе и прояснить что-то для себя. Нужен ли для этого зритель? Возможно, нет.

5 из 5


Комментариев нет:

Отправить комментарий