среда, 25 ноября 2015 г.

Hunger game don’t give a damn! Рецензия на фильм «Голодные игры. Сойка-пересмешница. Часть 2»

Как у героев всем известного фильма, у нас есть традиция: каждый год, 21 ноября, мы с друзьями ходим… Нет, не в баню! В кино.

Каждый год аккурат к моему дню рождения в прокат выходит нечто эпично невразумительное, сравнимое с зубной болью или с тем ощущением, когда лежишь связанный на полу, а садовый гном-убийца пытается прикончить тебя монотонными ударами гипсокартонным молотком по темени – недостаточно чтобы умереть, но вполне достаточно чтобы рехнуться.

Началось все с «Сумерек». Те смелые люди, которые еще посещали эти изощрено-садистские дни рождения, вздохнули с облегчением когда «сага» закончилась. Но не тут-то было. Достойный ноябрьский преемник не заставил себя долго ждать. Добро пожаловать на занудные игры!

Четыре части, четыре года – это срок. За это время Дженнифер Лоуренс, исполнившая роль Китнисс Эвердин, превратилась из начинающей в состоявшуюся актрису. От этого финальная часть «Голодных игр» выглядит еще более абсурдно и смешно. Дженнифер тесно. Она переросла весь этот детсад, и ее актерский багаж особенно заметен на фоне блеклого уныния остальных.

www.kinopoisk.ru
В картине много отличных актеров – Филипп Сеймур Хоффман, Джулианна Мур, Вуди Харрельсон –, но они здесь как свадебные генералы: что-то говорят, куда-то идут и этим ограничиваются.

Вообще тенденция последних двух картин – это отсутствие всякого действия. Бесконечные проникновенные диалоги при полном отсутствии внятной драматургии создают эффект, который пора изучать психологам – коллективный сон, платный сеанс анабиоза.
В чем же причина, что при таком актерском составе и неплохих режиссерах средней руки Гэри Россе («Большой», «Фаворит», «Плезантвилль») и Френсисе Лоуренсе («Константин», «Воды слонам!») получилось так ужасно?

Основная причина в самом концепте подростковой антиутопии. Маразм здесь в основе общества. Почему дистрикты вообще до этого терпели унижения со стороны Капитолия и отдавали своих детей на верную смерть? Зачем голодные игры Капитолию в принципе? Они больше разжигают ненависть, а не вселяют страх. И такие «Зачем?» повсюду, во всех частях фильма. Обидно, что сам формат антиутопии позволяет поднять и обсудить очень серьезные и интересные вопросы глобального толка: место человека в обществе; взаимоотношения общества и государства; истоки, причины и следствия тирании. Эти темы позволяют установить обратную связь со зрителем, заставляют думать, а если история будет убедительно и внятно рассказана, так это еще и чему-нибудь научит.

Примеров качественной антиутопии предостаточно. Это и «Бразилия» Терри Гиллиама, и «1984» Майкла Рэдфорда. Видимо суть кроется в приставке «подростковая». «Холодные игры» - это не высказывание на тему, а холодный расчет кассовых сборов. Целевая аудитория определена четко и большего не надо. А ведь зачин был и сохранялся до последнего фильма: влияние и роль пропаганды, оставаться ли человеком или превращаться в зверя, влияние приобретенной власти на человека и трансформация его ценностей. Все сколько-нибудь важное, правильное и интересное в фильме тонет в часах бесконечных диалогов, неразработанных персонажах и дырах в сюжете. И не было бы вопросов к фильму, если бы он не ставил перед собой такие глобальные вопросы, а был бы просто динамичной и яркой жвачкой. Но в картине есть вызов, есть попытки влезть в чужую весовую категорию при полном отсутствии вышеупомянутой динамики, которые заканчиваются провалом, а мост в Жвачкаляндию уже сожжен.


И что дальше? Квазигент? Ноябрь покажет. 

1 из 5

Комментариев нет:

Отправить комментарий