вторник, 10 ноября 2015 г.

Día de Muertos. Рецензия на фильм "Спектр"

2 ноября 2015 года. Толпа людей заполонила улицы Мехико. День мертвых – большой праздник, посвященный памяти умерших, и карнавал как раз в разгаре. Среди снующих туда-сюда людей стоит человек и за кем-то наблюдает. С ним женщина. Оба они в макабрических костюмах, словно готовые к пляске смерти. И вдруг мертвец замечает искомый объект – мужчину в белом. Затем смотрит на свою спутницу. Та кивает. Они направляются в ближайшее к ним здание, поднимаются на лифте, проходят по коридору и заходят в комнату. Мертвец снимает маску, и фоном начинает звучать до боли знакомая мелодия. Перед нами предстает Бонд, Джеймс Бонд. Женщина с неприкрытым вожделением падает на постель. Тем временем Джеймс, окончательно избавившись от карнавального костюма, выходит на балкон. Перелезает через ограду, отделяющую кромку балкона от крыши. Проходит по одному зданию, перепрыгивает на другое и занимает огневую позицию.

Склейка!

С этого бодрого кадра и начинается 24-ый фильм бондианы. С 1962 года мир наблюдает за приключениями агента 007. Впору вписывать Бонда в исторический контекст и плодить монографии и диссертации. За время существования серии сменились эпохи, поколения людей. Государства падали и восставали.  И фильмы о Бонде были подвержены тем же законам мироздания. Менялся киноязык, трансформировался герой. Что же сейчас происходит в общемировой парадигме, что бондиана стала тем, чем она стала? А может немного снизить уровень пафоса и пессимизма и предположить, что агент 007 просто вывалился из этого поезда истории, проиграл, его вышвырнули прочь, и он лежит где-то на железнодорожной насыпи с трещиной в черепе?

http://moviepilot.com
В 2006 году режиссер Мартин Кэмпбелл и Дэниэл Крейг, пришедший на смену Пирсу Броснану, изменили Бонда до неузнаваемости. Разворот на 180 градусов, и это было по-настоящему интересно. Примечательно, что именно Кэмпбелл снял «Золотой глаз», первый Бонд для Пирса Броснана, который тоже стал вехой в серии. Хотя, на мой взгляд, не очень удачной. Тогда агент 007 окончательно превратился в самоироничного, почти комичного и совсем не реального героя. В каждой последующей картине все эти качества росли в геометрической прогрессии, пока Кэмпбелл не вернулся и не снял «Казино рояль». К сожалению, это была лишь вспышка, которой не суждено было развиться. Даже отличный режиссер Сэм Мэндес, прославившийся замечательной оскароносной картиной «Красота по-американски», не смог реанимировать пациента. Он точно пытался. От сюда в «Скайфолле» столько фрейдистских мотивов касательно М., но это не сработало.  В «Спектре» он уже опустил руки и пустил все на самотек: актеры делают то же самое, что и в других фильмах, машины и прочие объекты движимого и недвижимого имущества по-прежнему взрываются. Все это потеряло хоть какую-то толику смысла и наличие драматургии, что неизбежно повлекло за собой абсолютную потерю интереса к происходящему на экране.

Символичен в контексте эволюции Бонда "крейговского" периода и злодей, в исполнении Кристофа Вальца, который стоит на вершине огромной преступной организации и в подчинении у которого были злодеи предыдущих частей бондианы. На деле он не источает абсолютного зла даже на фоне Матье Амальрика, не говоря уже о Бардеме. Вальц здесь лишь очередной Вальц в очередном фильме, в котором играет Вальц. 


В итоге серия о Джеймсе Бонде, агенте 007, в своей беспомощности и нелогичности пришла к логическому финалу – прологу «Спектра» - дню мертвых, когда души умерших посещают родной дом. Видимо и нас посетил мертвец, хоть и не 2 ноября.

2 из 5

Комментариев нет:

Отправить комментарий